Вяземский петр андреевич :: Большая библиотека биографий

Вяземский петр андреевич


Узнай как бросить сейчас! ПОКА НЕ ПОЗДНО..
Читать далее >>


Чтобы похудеть на 9 кг за 7 дней, нужно раз в день...
Читать далее >>


Уже через 3 дня вкус алкоголя станет отвратительным!
Читать далее >>


(1792-1878) русский поэт

Потомок удельных князей Петр Андреевич Вяземский принадлежал к старинной феодальной знати. О своем отце, князе Андрее Ивановиче, он писал: «20-ти лет с небольшим был он уже полковником и командовал полком. Не знаю, чему приписать такое скорое повышение, но верно уже — не искательству, чему служит доказательством, что, находясь под начальством князя Потемкина в турецкую войну, был он с ним в неблагоприятных сношениях:слыхал я, что князь находил молодого человека чересчур независимым и гордым».

В 1805 году А. И.Вяземский поместил сына в петербургский иезуитский пансион. Некоторое время Петр Андреевич учился и в пансионе при Педагогическом институте. В 1806 году он вернулся в Москву, где пополнял свое образование, беря частные уроки у профессоров Московского университета. В 1807 году А. И.Вяземский умер, оставив своему пятнадцатилетнему сыну крупное состояние. После смерти отца Петр поступил на службу. Он числился в Межевой канцелярии, но эта служба была в значительной мере формальной.

Сознательно чуждаясь официальных бюрократических кругов, юный князь ведет рассеянную жизнь, азартно играет в карты, но в этот же период складываются проч­ные литературные связи, которые надолго определили еготворческий путь.

Беззаботное существование независимого аристократа и светского любителя литературы нарушили грозные события двенадцатого года. Вяземский вступил в военное ополчение и участвовал в Бородинском сражении, где под ним была убита лошадь, а другая ранена. Вместе со сверстниками он вдохновлен победоносным окончанием войны, переживает бурный подъем национального самосознания, испытывает большие политические надежды, которым, однако, не суждено было осуществиться.

Вяземский довольно легко вошел в литературный мир, во многом благодаря родственным связям с Н. Карамзиным. Известный историк и писатель был женат на его сестре Екатерине Андреевне, и старый князь Вяземский, умирая, поручил сына руководству Карамзина.

Уже на рубеже 1810-х годов Вяземский сближается сбудущими членами литературного объединения «Арзамас» — В. А.Жуковским, К. Н.Батюшковым, Д. В.Давыдовым, В. Л.Пушкиным, А. И.Тургеневым. Эта «дружеская артель», как ее называет Вяземский, постоянно собиралась в его московском доме. Для поэтов арзамасского круга существенное значение имела традиция французской«легкой» поэзии XVIII — начала XIX века. Они переносят ее на русскую почву и создают легкий, гармонический слог, искусно варьируют условные и изящные поэтические формулы. Молодой Вяземский тоже увлекается французской поэзией и опытами в духе русского гармонического стиля:

Настал любви условный час.

Час упоений, час желаний;

Спи. Аргус, под крылом мечтаний!

Не открывай, ревнивец, глаз! Красавицы!

Звезда свиданий,

Звезда Венеры будит вас!

В раннем творчестве Вяземского представлены элегии, песни, альбомные стихи. Но наибольший интерес представляют его сатирические произведения. В начале своего литературного поприща он также выступает какмастер дружеских посланий. В 1810-1820 годах Вяземский создает ряд посланий к Жуковскому, Батюшкову, Д. Давыдову и другим своим товарищам по поэтическому цеху. Шуточный тон дружеских посланий с их бытовым, конкретным слогом расширял возможности лирической поэзии, поскольку эти послания были проникнуты и ли­ризмом, и раздумьями, и грустью.

Молодой Вяземский принадлежал к той общественной прослойке, которая считала себя солью русской земли и с гордой уверенностью смотрела в будущее. Он знатен, и в то же время он просвещенный дворянин, носитель передовых настроений и мыслей. Даже свои занятия литературой Вяземский осознавал как важную общественную функцию, направленную на построение новой русской культуры, борьбу за нее против староверов и рутинеров.

В 1817 году Вяземский принял решение поступить наслужбу. Этого требовали прежде всего материальные обстоятельства, так как двадцатипятилетний Петр успел, по его собственному выражению, «прокипятить» на картах полмиллиона рублей. К тому же на него оказывали давление старые друзья отца, считавшие, что наследнику имени Вяземских пора занять в обществе место, принадлежащее ему по праву рождения.

В феврале 1818 года Вяземский выехал в Варшаву в канцелярию Н. Н.Новосильцова, полномочного представителя при Правительствующем совете Царства Польского. Ему поручили иностранную переписку, а также переводы и редактуру бумаг государственного значения. Так, Вяземский, в частности, переводил речь, произнесенную Александром I на открытии польского сейма. Он был также привлечен к участию в подготовке проекта конституции для России. Однако этот втайне разрабатывавшийся проект был положен под сукно. Такая же участь постигла записку по вопросу об освобождении крестьян, поданную Александру I за подписью Вяземского и еще нескольких лиц. Либерализм первых лет царствования Александра сходил на нет, и мечтавший об общественных переменах аристократ привлек внимание властей.

Карьера, на которую Вяземский мог рассчитывать по своему происхождению и положению в обществе, пресеклась в самом начале. В 1821 году он был отстранен от службы и удален из Варшавы. Главной причиной этой опалы стали его «польские симпатии». Полиция наблюдала за ним и даже вскрывала его письма, которые содержали резкую критику правительства.

Оппозиционные настроения Вяземского отразились в целом ряде его сатирических и вольнолюбивых стихотворений — «Сибирякову», «Петербург», «Уныние», «Во имя хартии свободы...» и других. Некоторые свои произведения Вяземский печатает в альманахе «Полярная звезда» Рылеева и Бестужева, которые дорожили сотрудничеством с ним. Центральное место среди вольнолюбивых произведений Вяземского этой поры занимает стихотворение «Негодование», широко распространявшееся в списках.

С годами в творчестве Вяземского стали все больше преобладать политические мотивы. Он очень высоко ценил Байрона, о котором говорил: «Краски его романтизма часто сливаются с красками политическими». Для самого Вяземского романтизм был прежде всего литературным выражением вольнолюбия. Он даже отрицает классическую поэзию, которая, по его мнению, чересчур консервативна. «Провалитесь вы, классики, с классическими своими деспотизмами! Мир начинает узнавать, что не народы для царей, а цари для народов; пора и вам узнать, что не читатели для писателей, а писатели для читателей», — писал Вяземский А. Тургеневу в 1819 году.

В 1821 году началось опальное существование поэта. Он не служит, деятельно занимается литературой. Много времени проводит с семьей в родовом подмосковном поместье Остафьево. К этой поре относится эпизод сотрудничества Вяземского и Грибоедова, когда они написали совместно водевиль «Кто брат, кто сестра, или Обман за обманом». Одним из первых Вяземский услышал комедию «Горе от ума», которую Грибоедов прочитал ему с глазу на глаз.

Вяземский не принадлежал к декабристским организациям, но атмосфера дворянской революционности питала его мысли, его поэтическое творчество. Он крайне болезненно пережил расправу над декабристами, среди которых было много духовно близких ему людей. После разгрома восстания возможности активной дворянской оппозиции были исчерпаны: к концу 1820-х годов Вяземский скрепя сердце пришел к убеждению, что у него нет другого пути, как искать примирения с правительством.

В 1830 году он был назначен чиновником по особым поручениям при министре финансов и прослужил около двадцати лет, в течение которых не переставал считать свое пребывание в этом ведомстве тяжелым недоразумением и с отвращением относился к своей службе. В 1845 году Вяземский был назначен на совсем уж неподходящую для него должность директора Государственного заемного банка. Отвращение поэта к лакействующей бюрократии нисколько не уменьшилось, свидетельством чему является его сатира «Русский Бог».

В разные годы Вяземский сотрудничал в журнале«Московский телеграф», в «Литературной газете», в пушкинском «Современнике». Не будучи большим поэтом, онтем не менее хорошо понимал законы словесного творчества и был весьма проницательным критиком. Своеобразие его поэтического и прозаического стиля постоянно отмечали современники: одни, как Пушкин, — с горячим одобрением; другие — Карамзин, например, — с неудовольствием. Глубоким стариком Вяземский писал, оглядываясь на свой творческий путь: «Странное дело: очень люблю и высоко ценю певучесть чужих стихов, а сам в стихах своих нисколько не гонюсь за этой певучестью. Никогда не пожертвую звуку мыслью моею. В стихе моемхочу сказать то, что сказать хочу: о ушах ближнего не забочусь и не помышляю... В стихах моих я нередко умствую и умничаю. Между тем полагаю, что если есть и должна быть поэзия звуков и красок, то может быть и поэзия мысли».

Николай I терпеть не мог Вяземского, которого до конца жизни считал фрондером и человеком декабристской закваски. После смерти императора положение изменилось: в 1855 году Александр II назначил Вяземского товарищем (заместителем) министра народного просвещения, а в конце 1856 года поставил его во главе цензурного ведомства. До конца жизни он числился сенатором, членом Государственного совета. Он не только бывал при дворе, но и имел свободный доступ в домашнее окружение Александра И. Однако в эти годы Вяземский не принимал реального участия в государственных делах. Много времени онпроводит в разъездах по Европе.

Вторая половина жизни Вяземского отмечена возрастающей депрессией. Хандра становится постоянной и настойчивой темой его стихов. Ее усугубляли и чистоличные обстоятельства — смерть трех взрослых дочерей, утрата почти всех друзей и соратников, одиночество. Вяземский страдал длительными припадками нервного заболевания — оно сопровождалось мучительной бессонницей.

В литературе господствовали теперь враждебные поэту новые силы. Сначала с ним спорили, над ним смеялись. Потом наступило самое страшное, то, что Вяземский сам назвал заговором молчания. С этим его не могли примирить официальные почести и юбилеи. Еще в 1841 году в письме к Тургеневу он определил свое душевное состояние фразой: «Жить не хочу, а умирать не желаю».

Вяземский писал много и работал до самого последнего дня своей жизни. Свои поздние стихи он почти не печатал. Но даже если бы он это делал, они едва ли привлекли бы внимание современников.

В последние годы жизни П. А.Вяземский принял участие в подготовке Полного собрания своих сочинений, предпринятой его внуком С. Шереметевым. Умер он в Баден-Бадене в возрасте восьмидесяти шести лет. Похоронилиего близ могил Карамзина и Жуковского на кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге.

Источник: Biography-peoples. ru