Юрий никулин как балбес стал единственным и неповторимым :: Большая библиотека биографий

Юрий никулин как балбес стал единственным и неповторимым


Узнай как бросить сейчас! ПОКА НЕ ПОЗДНО..
Читать далее >>


Чтобы похудеть на 9 кг за 7 дней, нужно раз в день...
Читать далее >>


Уже через 3 дня вкус алкоголя станет отвратительным!
Читать далее >>


Книга судеб заполняет свои страницы так, как угодно ей одной. Никто, да и сам Юрий Владимирович Никулин, которому на этой неделе исполнилось бы 85, не мог предположить даже в самых смелых мечтах, что из долговязого паренька, отвергнутого театральными институтами, из нелепого клоуна получится в результате один из самых популярных людей огромной страны.

Да, юного Никулина не приняли ни в ГИТИС, ни в Щепкинское училище. Хотя и вырос он в актерской семье, и вроде бы прямая дорога вела его в храм Мельпомены, но желанный храм обернулся для молодого человека цирковой студией, и Юрий Никулин — достаточно серьезный молодой человек, начинающий писатель, футбольный болельщик, коллекционер анекдотов, фронтовик, прошедший Великую Отечественную войну, — стал клоуном.

Как клоун Никулин добился многого. Выступал вместе с легендарным Карандашом, потом много лет работал в паре с Михаилом Шуйдиным, и их дуэт был одним из самых ярких клоунских дуэтов советского цирка на протяжении десятилетий. С цирком «серьезный клоун» Никулин объездил весь мир, гастролировал он и в Симферополе как раз в то время, когда русскому театру им. М. Горького исполнилось 150 лет. Никулин пришел поздравить старейший театр, пройдя короткий путь от цирка к театру по улицам Горького и Пушкина прямо в клоунском костюме.

В жизни он так и не пришел к театру, зато его путь от цирка к кино был славным, победительным и ярким, и, если бы не кино, Никулин, конечно, не обрел бы такую сумасшедшую популярность.

Впервые Никулина пригласил в кино режиссер Александр Файнциммер, постановщик «Овода» и «Трактира на Пятницкой», отец Леонида Квинихидзе, режиссера «Соломенной шляпки» и «Небесных ласточек», работавшего позднее в нашем украинском театре. Файнциммер предложил клоуну крошечную роль горе-изобретателя в комедии «Девушка с характером». Фильм почти забылся, а смешная работа Никулина — эпизод со взрывом — помнится до сих пор.

Конечно, советские кинокомедиографы не могли пройти мимо такого артиста. Эльдар Рязанов хотел снимать Никулина в «Человеке ниоткуда» — не получилось. В дальнейшем он попытается занять Никулина в «Берегись автомобиля» в главной роли Юрия Деточкина, но Юрий Никулин уехал на зарубежные гастроли и не смог стать Юрием Деточкиным. В результате Рязанов и Никулин встретятся только в «Стариках-разбойниках», и встреча эта не будет блистательной.

Причина нестыковок Рязанова и Никулина еще и в том, что актер очень быстро стал человеком команды другого столь же мощного комедиографа — Леонида Гайдая. Комический серьез Никулина как нельзя лучше перекликался с эксцентрикой вечно хмурого Гайдая. Если исключить «Деловых людей», где Юрий Никулин сыграл вора, страдающего радикулитом, то можно и так сказать: для того чтобы завоевать абсолютную популярность, актер согласился стать Балбесом — и не пожалел.

Гайдай, только увидев клоуна, сразу же понял: Балбес для короткометражки «Пес Барбос и необычный кросс» найден. Режиссер не мог знать другого: он нашел союзника на десятилетия, отыскал человека, ставшего козырной картой практически всех его лучших фильмов.

«Пес Барбос», «Самогонщики», «Операция «Ы», «Кавказская пленница» — во всех этих картинах с легендарной троицей Вицин — Никулин — Моргунов Никулин сразу же стал лидером, самым ярким, самым активным. Он много предлагал на съемочной площадке, придумывал трюки. Могло показаться, что он тянет одеяло на себя. Но кто мешал тянуть это одеяло на себя другим? Конечно, в троице не было согласия — если деликатный Георгий Вицин был несколько в стороне от склок, то Евгению Моргунову явно не нравилось, что самые смешные трюки — Никулину, самые яркие реплики — Никулину, все внимание — Никулину. Позднее он переживал, что Никулин ходит по коридорам Комитета кинематографии и выбивает себе звания и награды

Но Леонид Гайдай все прекрасно понимал и снял в конце концов фильм, где исключительно Никулин был в центре внимания — бессмертную «Бриллиантовую руку». Именно Никулин в роли придурковато-простодушного Семена Семеновича Горбункова вместе с Андреем Мироновым — Геной Козодоевым подняли эту комедию на необыкновенную высоту, сделав «Руку» самым кассовым фильмом Леонида Гайдая и одной из самых любимых кинокомедий нашего народа.

Но та же самая судьба как будто готовила Никулина не только к славе первого комика страны, а к чему-то большему. Неслучайно вместе с комедийными ролями он как-то незаметно, но очень успешно стал играть роли серьезные, блеснув и у Льва Кулиджанова в картине «Когда деревья были большими» в роли неприкаянного Кузьмы Иорданова, и в картине «Ко мне, Мухтар!», где еще раз продемонстрировал, что может играть не только колоритных нарушителей социалистической дисциплины, но и строгих и одновременно душевных стражей правопорядка.

Никулин снимался у Ролана Быкова в «Чучеле», у Сергея Бондарчука в «Они сражались за Родину». Но вершиной «серьезной» части его кинотворчества стала роль Лопатина в картине Алексея Германа «20 дней без войны». Клоуна благословил на эту роль сам автор романа Константин Симонов, который так же в свое время благословил записного комика Папанова на роль генерала Серпилина в своих «Живых и мертвых», в результате чего на Папанова посмотрели другими глазами, и он вырос в первоклассного артиста. Сложность роли Лопатина для комика Никулина была не столько в том, что с Германом работать было безумно трудно, и даже не в том, что Лопатин — положительный герой. Предстояло сыграть человека, влюбленного в героиню Людмилы Гурченко, а это для человека с внешностью постаревшего Балбеса было потруднее, чем изобразить нежность к собаке Мухтару. Однако Ю. Ве (как называл его режиссер Герман) достойно справился с поставленной задачей.

Вообще, сегодня как-то не хочется вспоминать анекдотичные случаи из жизни этого актера. И так хорошо известно, что Никулин был душа компании, анекдотчик, хохмач, даже перед своей последней, роковой операцией травил хирургу свежий анекдот. Гораздо интереснее понять, каким человеком он был на самом деле: клоун, ставший гендиректором цирка, Балбес, получивший многочисленные высокие звания и награды. Говорят, он всегда помогал людям. Несмотря на это, не думаю, что у Никулина был такой уж мягкий характер (о том, насколько непростым человеком был Никулин, рассказывал мне Игорь Кио). Конечно, Ю. Ве был дипломатом — без этого невозможно руководить. И не был он ангелом в семейной жизни: до сих пор рассказывают легенды об одной из его пассий — артистке цирка, классически крутившей мозги не только Никулину, но и всему коллективу, руководившей, так сказать, всем процессом и всей жизнью. И с коллегами было не всегда просто, и не только с Моргуновым, непростые отношения складывались с еще одним большим клоуном — Олегом Поповым, уехавшим в Германию, но собиравшимся вернуться и усесться вместо Никулина в кресло гендиректора цирка.

Юрий Владимирович Никулин умел ладить с властями — без этого умения не состоялась бы гигантская реконструкция старого цирка. Но он еще умел прекрасно ладить со своим народом. Когда пустячная, в общем-то, операция на сердце дала серьезнейшие осложнения, сводки о здоровье Никулина поступали едва ли не ежечасно, и все постсоветское пространство, кажется, жило этим.

Теперь Юрий Никулин — символ доброты и светлой улыбки — памятник у своего цирка. Нелепый долговязый Балбес, оказавшийся умнее и прозорливее многих записных мудрецов.


СЕРГЕЙ ПАЛЬЧИКОВСКИЙ
Первая крымская N 155, 22 ДЕКАБРЯ/28 ДЕКАБРЯ 2006