Твардовский александр трифонович :: Большая библиотека биографий

Твардовский александр трифонович


Узнай как бросить сейчас! ПОКА НЕ ПОЗДНО..
Читать далее >>


Чтобы похудеть на 9 кг за 7 дней, нужно раз в день...
Читать далее >>


Уже через 3 дня вкус алкоголя станет отвратительным!
Читать далее >>


(1910-1971) русский поэт

Твардовский никогда не жаловался на судьбу и даже писал в одном из своих стихотворений:

Нет, жизнь меня не обделила,

Добром своим не обошла.

Всего с лихвой дано мне было

В дорогу — света и тепла.

Но так же, как и многие его современники, он прожил очень непростую жизнь, которая пришлась на самые тя­желые для России годы.

Твардовский родился на смоленской земле. Его отец в прошлом был кузнецом, возможно, от этого и пошло то сочетание своеобразной основательности и непоколеби­мой принципиальности, которое всегда было свойствен­но характеру Твардовского. Трифон Гордеевич, отец по­эта, был человеком незаурядным. Тяжким трудом он су­мел скопить небольшую сумму денег, которой едва хвати­ло, чтобы сделать первый взнос в банк и купить в рассроч­ку болотистый участок земли. Стремление вырваться из нищеты, знание грамоты и даже определенная начитан­ность выделяли его из среды крестьян, которые то шутли­во, то иронически называли Трифона Гордеевича «паном».

Детство поэта пришлось на первые послереволюцион­ные годы, а в юности ему довелось на своей собственной судьбе познать, как проводилась коллективизация. В трид­цатые годы его отец был «раскулачен» и выслан из родной деревни. Об этих тяжелых годах ярко рассказал в своих мемуарах брат поэта Иван Трифонович. Новые хозяева жизни не посчитались даже с тем, что Трифон Гордеевич вместе с семьей сам обрабатывал землю и не нищенство­вал только благодаря своему трудолюбию.

Будущий поэт стал активным сельским комсомольцем, а с 1924 года начал посылать заметки в редакции смолен­ских газет. Он писал в них о комсомольских делах, о раз­ных злоупотреблениях, которые допускали местные вла­сти, что создавало ему в глазах сельских жителей ореол защитника. А в 1925 году в газете «Смоленская деревня» появилось и первое стихотворение Твардовского — «Но­вая изба». Однако писать стихи он начал еще раньше и однажды показал их своему учителю, который, таким об­разом, стал первым критиком будущего поэта. Как впос­ледствии вспоминал сам Твардовский, учитель весьма неодобрительно отозвался о его стихотворных опытах по той причине, что стихи очень понятны, тогда как совре­менные литературные требования диктуют, чтобы «ни с какого конца нельзя было понять, что и про что в стихах написано». Мальчику очень хотелось соответствовать литературной моде, и он упорно старался писать так, что­бы было непонятно, о чем написано. К счастью, ему не удалось этого добиться, и он в конце концов решил пи­сать так, как получалось. Первое опубликованное стихот­ворение Твардовского, конечно, было далеко от совершен­ства, однако в нем уже проявились те черты, которые ха­рактерны для всей его поэзии. Он писал просто и доход­чиво о том, что ему было близко. В двадцатые годы он на­ходился под влиянием поэзии Н. Некрасова, что как бы предопределило гражданский пафос его первых стихов.

Окрыленный успехом, Твардовский собрал все свои, как ему казалось, «подходящие» стихи и отправился в Смоленск к поэту Михаилу Исаковскому, который в то время работал в редакции газеты «Рабочий путь». Их пер­вая встреча стала началом большой творческой и челове­ческой дружбы, которая продлилась до конца жизни обо­их поэтов. Тогда в Смоленске собралась целая группа мо­лодых поэтов, которые пришли в областные газеты из раз­ных деревень. М. Исаковский был старше их всех, к тому же он был уже признанным в области поэтом и как мог старался помочь своим молодым коллегам в их творчестве.

Впоследствии Твардовский отмечал, что писал он тог­да очень плохо, его стихи были беспомощны и подража­тельны. Но самым губительным для него и для других его сверстников-поэтов был недостаток общей культуры и образования. Когда Твардовский приехал в Смоленск, ему было уже восемнадцать лет, а образование — только не­полная сельская школа. Вот с таким багажом он и всту­пил в поэзию.

После того, как в журнале «Октябрь» появилось не­сколько его стихов и кто-то из критиков отметил их в сво­ем обзоре. Твардовский приехал в Москву, однако реаль­ность оказалась не такой блестящей, как это представля­лось издалека. В Москве, как и в Смоленске, было трудно устроиться на работу, и редкие публикации не спасали положения. Тогда Твардовский вернулся в Смоленск и решил серьезно заняться своим образованием. Его при­няли в педагогический институт без вступительных экза­менов, но с обязательством за год изучить и сдать все пред­меты за среднюю школу. Он не только выполнил свое обя­зательство, но и в первый же год догнал своих однокурс­ников.

В смоленский период Твардовский очень живо вникал во все процессы, которые происходили в то время в де­ревне. Уже шла коллективизация, его семья пострадала, но, сочувствуя родителям, он не сомневался в необходи­мости перемен.

Твардовский часто ездил в колхозы в качестве коррес­пондента газет, собирал материал, писал статьи, расска­зы. Тогда же он задумал написать большое произведение, и вскоре появилась его поэма «Путь к социализму», озаг­лавленная так по названию колхоза, о котором шла речь. Несмотря на то. что по рекомендации Э. Багрицкого по­эма была издана в «Молодой гвардии» и получила поло­жительные отзывы критики, она была откровенно неудач­ной. Как признавал сам Твардовский, эти стихи были как «езда со спущенными вожжами, утрата ритмической дис­циплины стиха, проще говоря, не поэзия». Эту и вторую свою поэму «Вступление», которая была издана в Смолен­ске в 1932 году, он впоследствии рассматривал как неиз­бежные ошибки юности. Первой же большой и по-насто­ящему удачной работой становится его лирический цикл «Сельская хроника», которым Твардовский и заявил о себе в литературе как о талантливом перспективном поэте.

Однако известность к нему пришла только после пуб­ликации в 1936 году поэмы «Страна Муравия». Сюжет поэмы напоминает историю Дон-Кихота, только у Твар­довского вместо странствующего рыцаря в путешествие отправляется мужик, не желающий вступать в колхоз. Он едет по стране на своей лошаденке в надежде найти мес­то, где нет колхозов. Такого места он, конечно, не нахо­дит и, насмотревшись на счастливую жизнь колхозников, возвращается домой уверенный, что нет и не может быть хорошей жизни вне колхозов. Трудно сказать, кривил ли Твардовский душой, когда создавал этот миф о новой де­ревне и возросшем благосостоянии крестьян, — ведь он не мог не видеть и отрицательное, что сопутствовало кол­лективизации. Однако в поэме все выглядит пристойно и благополучно. Даже сама природа в его стихах радуется и вносит свой щедрый дар в коллективный труд:

Дышат грудью запотелой

Желтогривые овсы.

За распахнутым окном,

На просторе луга

Лошадь сытая в ночном

Отряхнулась глухо.

Теперь Твардовский приезжает в Москву уже как при­знанный поэт. К этому времени он успел закончить два курса педагогического института в Смоленске и поступил на третий курс Московского института истории, филосо­фии и литературы (МИФЛИ). Его стихи и поэмы охотно печатают журналы, их одобрительно воспринимает кри­тика, и поэт вполне доволен своей жизнью. К чести Твар­довского следует отметить, что он и раньше, и теперь не прерывает связей со своей семьей, часто бывает в родном доме, хотя и рискует получить ярлык «сына врага наро­да». Однако эта участь его каким-то образом миновала.

В 1939 году поэт заканчивает МИФЛИ, и его призы­вают в армию. В то время он еще не знал, что снимет ши­нель только после Победы. За шесть лет своей армейской жизни Твардовский прошел несколько войн. Он прини­мал участие в походе Красной Армии в Западную Бело­руссию, после этого — в финской войне и, наконец, в Ве­ликой Отечественной. С 1940 года и до самой Победы поэт не прерывает своих литературных занятий и работает над «Фронтовой хроникой». Ее герой — еще не солдат, а тот же крестьянин, волей судеб попавший на войну. Из этого цикла и выросла поэма «Василий Теркин». Ее замысел возник у Твардовского еще во время финской войны, ког­да он вместе с группой других писателей, работавших в газете «На страже Родины», решил завести в газете «уго­лок юмора» и придумал фельетонный персонаж — Васю Теркина, который имел у бойцов огромный успех. Но толь­ко пройденные им тяжелые военные дороги превратили Теркина в настоящего народного героя. Интересно отме­тить, что новая поэма Твардовского заслужила похваль­ный отзыв даже такого взыскательного критика, как И. А.Бунин, который к тому же был категорично настро­ен против советской власти.

Военные впечатления легли в основу и следующей поэмы Твардовского — «Дом у дороги», которая вышла в 1946 году. В противоположность «Теркину» в ней звучит мотив неизбывной печали и скорби о потерях. В том же. 1946 году поэт создает своеобразный реквием погиб­шим — стихотворение «Я убит подо Ржевом».

В послевоенное время Твардовский продолжает рабо­тать над крупными произведениями и создает свою глав­ную в этот период поэму — «За далью — даль». В ней поэт стремится к честному разговору с читателем, но уже пре­красно понимает, что это невозможно. С 1954 года он на­чинает работать над следующей своей поэмой — «Теркин на том свете», пародийным продолжением «Василия Тер­кина», которую заканчивает в 1963 году. Она была опуб­ликована и получила первые отзывы, но потом о ней за­молчали, как будто ее и не существовало. Аналогичная судьба постигла и другую поэму Твардовского — «По пра­ву памяти», которая была завершена в 1969-м, но в СССР опубликована лишь в 1987 году. Понимая, что рассказать правду о прошлом ему не дадут, Твардовский прекратил работу над этой поэмой. 

Последние годы жизни он посвя­тил лирической поэзии. Однако и в ней чувствуется, что он намеренно уходит от когда-то любимой им социальной темы и не пишет о том, что его волнует, только потому, что его мысли все равно не дойдут до читателя. Поэт чув­ствует, что он не в состоянии что-либо изменить в этом мире, и ощущает свою ненужность.

Военные и послевоенные годы во многом изменили мировоззрение Твардовского, другой стала и его граждан­ская позиция. Он увидел, каким стало то будущее, кото­рое в двадцатые-тридцатые годы представлялось ему свет­лым и справедливым. И поэт как мог пытался отстаивать свои идеалы и свою позицию.

В 1950 году Твардовский был назначен главным ре­дактором журнала «Новый мир», но уже через четыре года его сняли, а еще через четыре, в 1958 году, вернули об­ратно. Именно в это время «Новый мир» становится цен­тром, вокруг которого группировались писатели, стремив­шиеся к честному изображению действительности. Тог­да же Твардовский сумел напечатать знаменитую повесть «Один день Ивана Денисовича» А. Солженицына и доби­вался публикации его романа «Раковый корпус». Несмот­ря на то, что Твардовский и сам имел немалую власть и влияние (был и членом правления Союза писателей СССР, и кандидатом в члены ЦК КПСС), ему постоянно прихо­дилось испытывать на себе все усиливающееся давление консервативных сил. В 1970 году он был в очередной раз снят с должности главного редактора, да и сама редакция подверглась фактическому разгрому. Всего через полто­ра года после этого поэт умер. Как писал позже один из историков, «смерть Твардовского стала поворотным пун­ктом целого периода культурной жизни страны».

Источник: Biography-peoples. ru