Загадочный гудвин родившийся в симферополе владимир ворошилов :: Большая библиотека биографий

Загадочный гудвин родившийся в симферополе владимир ворошилов


Узнай как бросить сейчас! ПОКА НЕ ПОЗДНО..
Читать далее >>


Чтобы похудеть на 9 кг за 7 дней, нужно раз в день...
Читать далее >>


Уже через 3 дня вкус алкоголя станет отвратительным!
Читать далее >>


Загадочный гудвин родившийся в симферополе владимир ворошилов Его слава на ТВ пришла к нам вместе с его голосом. Мы не видели его, плохо помнили, как он на самом деле выглядит, но вся программа «Что? Где? Когда?», программа, сразу ставшая суперпопулярной, была окутана таинственностью и харизматичностью этого голоса и загадкой человека непреклонного и всемогущего, при этом отсутствующего в кадре. Отсутствие эту таинственность и это всемогущество только увеличивало в разы.

В нынешнем декабре Владимиру Яковлевичу Ворошилову исполнилось бы 80 лет. Нам, крымчанам, должно быть особенно интересно знать, что родился Ворошилов (настоящая фамилия — Калманович) в Симферополе. Хотя не этим, понятно, он знаменит. Но все же

А дед немножко шил...

Его родители не имели никакого отношения к миру искусства. Зато весь Симферополь знал, что его дед великолепно шьет. У его матери, Веры Борисовны, было домашнее ателье. Отец, Яков Давидович, занимал ответственный пост в министерстве. Во время войны руководил пошивом армейского обмундирования. У него была прекрасная репутация.

Тем не менее в 50-е семье пришлось пережить тяжелый год — отец Володи 11 месяцев находился под следствием. Слава Богу, все обошлось.

Еще в 1944 году семья из эвакуации переехала в Москву и поселилась на Кутузовском проспекте. И Володя стал ходить в художественную школу для одаренных детей...

Он мог стать художником и стал им. Стал театральным художником, работал в театре группы советских войск в Германии. Но что-то там пошло не так, и его отправили писать агитационные лозунги. В Москве он прославился тем, что велел пробить крышу в театре им. Ленинского комсомола — для пущей выразительности и убедительности сценографического решения. Конечно, его выгнали со скандалом, хорошо еще не побили. Однако со временем он всем все доказал. Работал в разных театрах: в Малом, во МХАТе, в Оперетте, в «Современнике», на Малой Бронной, в ТЮЗе... Стал модным художником-постановщиком. Разъезжал на собственном авто в сногсшибательных костюмах, привезенных из Германии. Ужинал в «Метрополе». В общем, вел богемный образ жизни.

Призвание — игра

Он мог стать театральным режиссером и стал им — окончил высшие режиссерские курсы, работал ассистентом режиссера в ведущих московских театрах. Самостоятельности, полета творчества все же не ощущал. И в один прекрасный момент почувствовал, что его настоящее призвание — телевидение. Именно здесь его неуемная жажда эксперимента нашла применение. Именно здесь он мог смело придумывать, ошибаться и побеждать, рисковать — в общем, в полной мере проявлять свой буйный дух авантюризма. Он снимал документальные и научно-популярные фильмы, но нутром чувствовал: его главное призвание — игра. Тут к месту вспомнить кем-то сказанное: в детстве Ворошилов не играл ни в какие игры, но любил смотреть, как играют другие. После тридцати лет все поменялось: перестал наблюдать со стороны и начал играть сам.

Хотя смешно подумать, что на ТВ все было так уж просто. Нет, далеко не все шло как по маслу. Хотя и «Аукцион», и «А ну-ка, парни!», и другие проекты пользовались настоящим успехом, все равно никуда не уходило чувство — Ворошилова поставят-таки на место, дайте только повод.

Так и случилось. В одной из программ «Аукциона» Владимир Ворошилов стал проводить торги по поводу… авторской, то бишь бардовской, песни. Тема скользкая — авторская песня тогда ассоциировалась с излишним свободомыслием, передача попахивала неправильной идеологией. Программу убрали с телеэкранов, убрали и Ворошилова. Его деятельность в «А ну-ка, парни!», как говорят, прекратилась в связи с гибелью одного из участников программы.

Некто за кадром

Возможно, это судьба испытывала Ворошилова, чтобы в один прекрасный момент подтолкнуть его к созданию главной телепрограммы его жизни, благодаря которой Ворошилов и вошел в историю. Понятно, речь идет об игре «Что? Где? Когда?». Один из самых удачных проектов советского телевидения, игра на все времена, в которую до сих пор играют, кажется, везде. Иной раз думается, лучше бы не играли, настолько копии слабее оригинала. Столь же уникальное зрелище, как КВН, только КВН давно превратился в бьющее по барабанным перепонкам шоу, а «Что? Где? Когда?», сильно изменившись за 35 лет существования, сохранило все-таки человеческое лицо — лицо Александра Друзя и Балаша Касумова, Александра Бялко и Ильи Новикова, Максима Поташова и Алексея Козлова, Елизаветы Авдеенко, Алексея Блинова и многих других.

А вот лицо Владимира Ворошилова поначалу было скрыто за кадром — после того самого злополучного «Аукциона» не нужно было злить начальство понапрасну. Как часто бывает, вынужденная мера оказалась удачнейшим ходом, это придало передаче дополнительную загадочность и театральность.

Многое было от театра: и рулетка вкупе с музыкальными фрагментами из «Пиковой дамы», и сова себе на уме, и черный ящик, и бабушка божий одуванчик, неповторимо представлявшая разыгрываемые книги. И конечно, музыкальные паузы, в которых кого только не было, которых ждали (сам Ворошилов лично готовил их с особой тщательностью, оговаривая все до мелочей). Это действительно было здорово — и как знатоки обсуждали ответ, как до умопомрачения ссорились с закадровым таинственным Гудвином, как искренне переживали поражения и радовались победам, сжимая в руках хрустальную сову.

Деньги вместо книг

Ворошилов не собирался почивать на лаврах, он прекрасно понимал, что надо все время что-то менять, придумывать новое, прислушиваясь к требованиям времени. Так он сочинил «Брейн-ринг», так принял важнейшее в жизни знатоков решение: интеллектуальный клуб превратился в интеллектуальное казино, пожилая дама растаяла в тумане, вместо книг стали играть на деньги, в кадре появились банкиры и прочие спонсоры. Позднее Ворошилов скажет, что игра на деньги стала крупнейшей ошибкой — из нее ушел романтизм, некий домашний уют, дух чистого разума, не отягощенного гонкой за материальным. Ворошилову, конечно, было виднее. Но со стороны кажется: он обязан был идти за временем и шел за ним. А то, что игроки нынче в смокингах и вечерних платьях, — ничего плохого в этом нет. Как нет ничего плохого в шелесте денежных купюр, тем более этот шелест все равно слышится повсюду.

Одно время казалось, что популярная программа вот-вот рухнет, завянет. Что-то стало буксовать, пропадали нерв и азарт. Ворошилов, появившийся, наконец, в кадре, стал другим. То ли постарел, то ли просто стал мягче, в его личной жизни происходили важные события, он не так горел на работе. Он расстался к тому времени со своей женой Натальей Стеценко (впрочем, официально отношения не были разорваны, и разъехавшиеся супруги продолжали работать вместе). Новая молодая спутница жизни Наталья Климова родила Ворошилову дочь, тоже Наташу. Оказалось, резкому, нервному, неудобному Ворошилову, о тяжелом характере которого ходили легенды, ничто человеческое не чуждо.

И программа не умерла — умер ее создатель. Инфаркт сразил Ворошилова в 2001 году, вскоре после того, как он отметил свое 70-летие и 25-летие клуба. Владимир Яковлевич верил в магию чисел. Когда ему стало плохо с сердцем, не стал принимать лекарства. То ли был уверен, что боль сама пройдет, то ли подспудно чувствовал печальный исход, которому ничто не сможет помешать

Ворошилов ушел, завещав все маленькой дочке, что не помешало Наталье Стеценко активно судиться за немалое наследство. Бои знатоков ведет теперь Борис Крюк, сын Стеценко от первого брака. Он пытается быть так же ироничен, как В. Я., но ему явно не хватает умения держать интригу, талантливо провоцировать игроков, будоражить их, делая игру не просто интересной, а суперинтересной.

Но игра живет. И будет жить. Уж слишком талантливо все придумал и поставил Владимир Ворошилов. Говорят, на прощание с мэтром в Нескучном саду прилетел самый настоящий филин. Казалось, Ворошилов режиссирует собственные похороны: филин — это очень в его духе, в духе его игры. Они, его близкие, его знатоки, уже привыкли жить без него. Но без него скучно. Он здорово будоражил всех — грозный, конфликтный, неспокойный Гудвин, родившийся в Симферополе и умерший в Москве.


СЕРГЕЙ ПАЛЬЧИКОВСКИЙ
Первая крымская N 355, 24 ДЕКАБРЯ/30 ДЕКАБРЯ 2010