Остроградский михаил васильевич биография :: Большая библиотека биографий

Остроградский михаил васильевич биография


Узнай как бросить сейчас! ПОКА НЕ ПОЗДНО..
Читать далее >>


Чтобы похудеть на 9 кг за 7 дней, нужно раз в день...
Читать далее >>


Уже через 3 дня вкус алкоголя станет отвратительным!
Читать далее >>




(24(12).09.1801 - 01.01.1862(20.12.1861))



Российский математик и механик, академик Петербургской АН (1830).

Родился в семье помещика. До 18 лет мальчик жил в деревне с родителями, двумя братьями (Осипом и Андреем) и двумя сестрами (Еленой и Марией).



Что такое нужда Остроградский хорошо знал с детства. Дом, где он родился, представлял собой простую хату крытую соломой, крыльцо которой украшали две пары колонн.



Уже в раннем детстве проявлял редкую наблюдательность и подвижность. Он любил измерять размеры игрушек и других предметов, глубину ям и колодцев. С этой целью у него в кармане постоянно был шнурок с привязанным камнем. Особый интерес представляли для него мельницы, и он мог долгое время наблюдать за движением крыльев мельницы или водяного колеса, следить за работой жерновов и за падением воды.



Спустя много лет, когда Остроградский стал знаменитым учёным, близкие вспоминали о его настойчивой любознательности уже в первые годы жизни и видели в этом ранние проявления его талантливости. В 1809 Остроградского отдали в Полтавскую гимназию, поместив его в существовавший в ней пансион, называвшийся "домом воспитания бедных дворян". Одновременно с определением в гимназию, по старому обычаю русских дворян, Остроградский был записан на государственную службу в канцелярию полтавского губернатора.



Конечно, никаких обязанностей по службе Остроградский не нёс; он, так сказать, "числился в отпуску до окончания наук" и о службе даже не помышлял.



Вскоре после начала занятий Остроградский вместе со своим старшим братом Осипом поселился на частной квартире у А. И.Ротмистрова и продолжал посещать гимназию.



Он учился в гимназии посредственно. Недостаточная работа над собой, конечно, сказалась на знаниях гимназиста. В результате экзаменов 1814 его знания при 9-бальной системе были оценены так: по математике - 5; по истории и географии - 6; по метафизике и нравственной философии - 6; по французскому и немецкому языкам - 1. Уроки латинского Остроградский попросту перестал посещать. О нём даже было сказано в конце года: "препядствует к продолжению успехов всего класса".



Вполне возможно, что именно такое отношение к занятиям привело отца Остроградского к решению взять сына из гимназии, не дав ему закончить её, и определить в один из гвардейских полков. Такое решение было исполнением одного из самых страстных желаний Остроградского. В 1816 отец повёз будущего учёного в Петербург для определения в гвардию, но не довёз его туда, круто изменив решение по совету П. А.Устимовича (дяди будущего учёного), горячо настаивавшего на определении юноши в Харьковский университет. Для подготовки к поступлению в университет Михаила Васильевича поместили на квартиру к адъюнкту университета, преподавателю военных наук М. К. Робушу.



В течении года Остроградский приобрёл весьма хорошие успехи в науках, и в августе был зачислен в студенты университета.



Остроградский ещё долго мечтал о военной службе, не сочувствовал своей гражданской карьере и учился без увлечения. Он был готов расстаться с мыслью о блестящем мундире гвардейца и помириться с положением гусара или артиллериста, но отец был непреклонен. Тогда юноша стал просить родителей об определении его в кременчугский пехотный полк, но и на эту просьбу последовал категорический отказ. Пришлось продолжать университетское образование.



Нельзя сказать, что первые полтора года университетских занятий прошли для Остроградского с большой пользой. Посещая университет с 21 августа 1816 в качестве вольнослушателя и с 27 августа 1817 в качестве студента, он первые полтора года занимался недостаточно. Резкая перемена наступила в начале 1818, когда Остроградский перешёл жить на квартиру преподавателя математики университета Андрея Фёдоровича Павловского, который оказал огромное влияние на Остроградского, на всё дальнейшее направление его интересов.



Заметив математические способности Остроградского, Павловский своими дружескими беседами сумел пробудить любовь юноши к науке. С жаром принявшись за учение, Остроградский уже через два месяца поражал своего воспитателя математическими успехами.



Другим учителем Остроградского был ректор и профессор математики Харьковского университета Т. Ф.Осиповский. Он оказал решающее влияние на формирование научных интересов и мировоззрения Остроградского.



Увлечение занятиями не замедлило сказаться: в 1818. Остроградский сдал экзамены за трёхлетний курс университета и получил аттестат об его окончании.



Затем Остроградский пробыл в деревне у отца. После этого заслуженного отдыха желание усовершенствоваться в математике у него только возросло, и он решил вернуться в родной университет для "усовершенствования себя по части наук, относящихся к прикладной математике". Но общая обстановка, сложившаяся к тому времени в Харьковском университете, оказалась крайне неблагоприятной для Остроградского.



Немедленно после приезда в Харьков, 25 января 1819, новый попечитель З. Я.Карнеев дал университетской типографии распоряжение отпечатать циркуляр, относительно того, что "священное писание должно служить основой при преподавании". Вскоре он обратился в совет университета с директивным указанием, что чтение священного писания и закона божия "могут наполнить умы юношей живой верой к богу, просветить их духом господним, разогнать мрак заблуждений философских, утверждённых кичливостью разума, и посеять в сердцах христианские добродетели". В ответ на это обращение совет постановил приобрести несколько экземпляров библии на разных языках для казённых воспитанников.



В подобных условиях не мог остаться без последствий донос, поданный Карнееву на ненавистного ему ректора Харьковского Университета Т. Ф.Осиповского, свободомыслие которого в значительной мере противостояло усилиям Карнеева по изгнанию материалистического духа из университета. Донос был сделан профессором Дудровичем 24 октября 1820.



Такова была духовная атмосфера в Харьковском университете, таков был моральный облик профессора Дудровича, с которым пришлось столкнуться Остроградскому и который сделал всё, чтобы лишить юношу диплома об окончании университета и кандидатской стипендии.



Проучившись год, Остроградский в 1820 экзаменовался вместе со студентами, чтобы получить возможность претендовать на степень кандидата. Экзамены он сдал блестяще, и ректор университета Т. Ф.Осиповский, видя успехи Остроградского, решил присудить ему учёную премию кандидата, руководствуясь появившемся в 1819 положением о производстве в учёные степени.



Однако физико-математическое отделение университета нашло, что Остроградский не подходит под это правило, так как студенческий аттестат он получил до того, как это положение вошло в силу. Остроградского подвергли новым испытаниям, которые он выдержал удовлетворительно; ему оставался только экзамен по философии. Экзаменовать его должен был профессор Дудрович, но принять экзамен он категорически отказался, мотивируя это тем, что Остроградский не посещал лекции по философии, которые были обязательными.



В поступках Дудровича проявилась ожесточённая борьба реакционной части профессуры Харьковского университета против передовых и материалистических взглядов Осиповского, его учеников и последователей, к числу которых принадлежал и Остроградский.



Осиповский как ректор настаивал на производстве экзамена, но Дудрович не только отказался экзаменовать, но ещё подал в совет университета докладную записку с особым мнением, обвиняя физико-математическое отделение и ректора в противозаконных действиях.



Совет университета потребовал от Остроградского письменного объяснения. Это объяснение было достаточным, и Остроградского допустили к экзамену по философии, который был сдан благополучно, и Совет (30 апреля 1821) признал Остроградского достойным степени кандидата.



Дело о выдаче диплома Остроградскому было передано на утверждение к попечителю, а к делу приложили особое мнение профессора Дудровича.



В конечном итоге, Остроградского обвинили в вольнодумстве, во введении университетского начальства в заблуждение, и Остроградского решили наказать не только не дав ему аттестата на звание кандидата, но и аннулировать студенческий аттестат, выданный в 1818.



По другим данным, утомлённый мышиной вознёй вокруг решения о присуждении ему степени кандидата в Харьковском университете Остроградский в знак протеста вернул университету свой аттестат и попросил вычеркнуть своё имя из списков выпускников.



Он решил отправиться в Париж, где в это время работали Лаплас, Пуассон, Коши, Фурье, Навье и др., именно там формировался математический аппарат теории упругости, теории распространения тепла, математической теории электричества, магнетизма, теории распространения волн. Остроградский слушал лекции в Парижском университете, в Коллеж де Франс, регулярно посещал еженедельные заседания Академии наук.



Он был необычным студентом, сразу обратившим на себя внимание. В отличие от других он начал обучение, уже имея приличную математическую подготовку и определённые научные интересы. Остроградский не заботился о получении аттестата об окончании высшего учебного заведения, он не приходил на экзамены, но не по причине неспособности к учению, а наоборот, потому что стремился получить прежде всего знания, освоить самые последние результаты своих знаменитых учителей. Всё его внимание было сосредоточено на занятиях наукой, и при этом он был крайне стеснён в средствах на жизнь, но сохранял бодрость духа, был весел и наделён простодушным юмором, все это не могло не подкупать французских математиков. Его приглашал к себе отобедать даже Коши, очень придирчиво относившийся к молодёжи и не жаловавший её своим вниманием.



В Петербургской математической школе сохранилось такое предание, записанное академиком А. Н. Крыловым: "По какой-то причине в 1826 Остроградский денег от отца своевременно не получил, задолжал в гостинице "за харч и постой" и по жалобе хозяина был посажен в «Клиши», т. е. в долговую тюрьму в Париже. Здесь он, видимо, особенно усердно занимался математикой, написал свою знаменитую работу "Мемуар о распространении волн в цилиндрическом бассейне" и послал эту работу О. Коши. Коши в ноябре 1826 г. представил этот мемуар с самым лестным отзывом Парижской академии, которая удостоила эту работу высшего отличия - напечатания в «Memoires des savants etrangers a l'Academie», т. е. в «Записках ученых посторонних Академии». Более того, Коши сам, не будучи богатым человеком, выкупил Остроградского из «долгового»".



Жизнь молодого учёного во французской столице была непростой. Париж первой половины XIX века - очень дорогой город. Остроградский жил в холодной мансарде, он не мог себе позволить никаких излишеств в одежде или питании.



Пребывая в Париже, Остроградский занимал должность преподавателя математики в одном из колледжей, зарабатывая тем самым средства на существование.



Семь лет интенсивных занятий математикой в Париже не прошли даром, Остроградский возвращался в Россию сложившимся учёным. Он был молод, знал себе цену и был полон честолюбивых планов. В 1828 молодой человек отправился покорять Петербург, но торжественный въезд в столицу Российской империи явно не удался. Он прибыл из Франкфурта не в экипаже, как подобало дворянину, а пешком, да ещё в столь оборванном виде, что не мог не обратить на себя внимания окружающих.



Странный пешеход, прибывший из революционной Франции летом 1828 г., обратил на себя внимание и вызвал подозрения в неблагонадежности у полковника лейб-гвардии Московского полка Бутовского, доложившего о нем начальнику Главного штаба графу И. И. Дибичу. В результате, за молодым геометром на непродолжительное время был установлен тайный надзор.



В Петербурге Остроградский сначала остановился у своего брата Осипа, служащего канцелярии Морского ведомства. Ко времени своего возвращения в Россию Михаил Васильевич не имел никакого аттестата о высшем образовании. Чтобы устроиться на службу, он просил отца выслать ему патент на чин коллежского регистратора, выданный ему ранее Полтавской почтовой конторой. Уже 17 декабря 1828 по рекомендации Э. Д. Коллинса, Н. Фусса и В. К. Вишневского Михаил Остроградский был избран адъюнктом Петербургской академии наук. Перед молодым человеком распахнулись двери лучших домов Петербурга. Остроградскому было что рассказать о своей жизни в Париже, о знакомствах со знаменитыми французскими математиками, о собственных научных результатах. К повествованиям о кутежах во французской столице у нас во все времена отношение было особым. Достаточно было только намекнуть на нечто эдакое, и светские красавицы начинали смотреть с нескрываемым любопытством. Ведь о жизни Остроградского в Париже известно только то, что он рассказывал сам. Отсюда, по-видимому, и берут начало все повествования об его разгульных кутежах в Париже. Неизвестен ни один документ, который хотя бы косвенно подтверждал их.



Ряд прекрасных работ, представленных Академии наук в Петпрбурге в течение 1828, и репутация талантливого ученого, приобретенная Остроградским в Париже и быстро донесшаяся до России, принесли ему заслуженную известность. 17 декабря 1828г. Остроградский был избран адъюнктом Академии наук. К этому времени в изданиях Академии были уже напечатаны три его статьи, относящиеся к задачам матаматической физики и матаматического анализа. В следующем году он снова напечатал в изданиях Анкадемии три работы - по механике, теории теплоты и об интегрировании уравнений теории упругости. В том же году он начал чтение в Академии курса небесной механики. Лекции продолжались с ноября 1829 г. по март 1839 г. и собрали невиданное по тому времени число слушателей - до 30.



19 августа 1830 г. произошло радостное для Остроградского событие - он был избран экстраординарным академиком. Через год - 21 декабря 1831 г. его избрали ординарным академиком по прикладной математике.



В жизни академии наук Остроградский принял самое деятельное и разносторонее участие: он давал отзывы на представлявшиеся в Академию исследования, участвовал в работах разнообразных комиссий, выступал на конференциях Академии с многочисленными научными докладами.



Педагогическая деятельность



Многие учебные заведения Петербурга стремились иметь Остроградского своим профессором.



Педагогическая деятельность М. В. Остроградского началась 1 октября 1828 в офицерских классах Морского кадетского корпуса, в которых он преподавал курс математики и, долгое время, начертательную геометрию. Летом 1830 он был зачислен профессором Института корпуса путей сообщения, но приступил там к чтению лекций только спустя год после зачисления. Здесь он вел курс аналитической механики. В конце января 1831 г. Остроградский был приглашен профессором Главного педагогического института и читал там разнообразные курсы как по математике, так и по механике. Со всеми этими учебными заведениями он не порывал связи до конца своей жизни.



Летом 1840 к этой уже весьма напряженной педагогической деятельности прибавилось преподавание в Главном инженерном училище, а через год - также и в Главном артиллерийском училище. В то же время он был утвержден главным наблюдателем за преподаванием математических наук как в военно-учебных заведениях, так и в учебных заведениях корпуса путей сообщения.



Эти последние назначения наложили на Остроградского огромные и разнообразные дополнительные обязанности. Так, в частности, он предлагал темы пробных лекций для лиц, желающих получить должность преподавателя математики в одном из военно-ученых заведений России, слушал и критиковал эти пробные лекции, участвовал в выработке программ и рецензировании учебников.



Кроме того, Остроградский сам писал учебники, которые издавались как типографским, так и литографским способами. Известны его лекции по небесной механике, аналитической механике, алгебраическому анализу, дифференциальному и интегральному исчислениям, аналитической геометрии. Далее, был издан его учебник элементарной геометрии, конспект курса тригонометрии, брошюра о принципах преподавания детям и политехнические таблицы. Последние два произведения были написаны совместно с профессором А. Блумом. Книги Остроградского находили исключительно доброжелательный прием и оказывали огромное воздействие на молодежь.



Основную цель образования Остроградский видел в том, чтобы развить у учащихся способность анализировать наблюдаемые явления и пробудить в них желание и способность мыслить самостоятельно, не просто заучивать пройденное, а понимать его и научиться применять к поручаемому делу. Лучше учится не тот, кто усердно запоминает прочитанное, а тот, кто приобретает умение применять пройденное к своему делу! Эту мысль отстаивал Остроградский постоянно и именно поэтому он особенно ценил учащихся, обладавших сообразительностью и способностью самостоятельно решать встречавшиеся в их работе задачи.



Имеются сведения, что Остроградский на свои средства издавал работы знаменитых математиков Эйлера, Гаусса и других. При этих условиях получаемых Остроградским средств было далеко недостаточно и он постоянно испытывал нужду в деньгах.



В 1834 Остроградский был избран членом Американской Академии наук, в1841 - членом Туринской Академии, в 1853 - членом Римской Академии Линчей и в 1856 - членом-корреспондентом Парижской Академии.



Личная жизнь

Сохранилось очень мало сведений о жизни Остроградского в семье, о его привычках, интересах, привязанностях. То немногое, что сохранилось, известно из воспоминаний его учеников, брата и племянниц.



Детство, проведённое в центре Украины, в семействе, в котором обиходным разговорным языком был украинский, на всю жизнь определило привязанность Остроградского к украинскому языку. Украинские словечки он не без удовольствия вставлял в свою речь, пользовался ими на лекциях. В допетербургский период жизни Остроградский владел русским языком далеко не в совершенстве. Об этом же отчасти говорит и то, что многие его научные работы, отзывы, лекции, большая часть рукописей написаны на французском языке.



Возможно, благодаря искаженным пересказам фрагментов книги, подготовленной П. И.Трипольским пошло мнение, что Остроградский говорил обычно по-украински и только в исключительных случаях по-русски. В своём имении в Малороссии, с родственниками и земляками - разумеется по-украински, было бы странно, если бы это было не так. Остроградский любил родной язык, родную литературу, хорошо знал и высоко ценил Т. Г. Шевченко, почти все произведения которого читал наизусть. Однако письма на Украину отцу Остроградский писал по-русски, и в Петербурге Остроградский говорил также по-русски, хотя и с изрядным украинским акцентом, который сохранялся всю его жизнь. Филологи хорошо знают, что встречаются люди, которые почти не усваивают норм произношения другого диалекта или иностранного языка, поскольку не слышат разницы между тем, как говорят они, и как говорит носитель языка.



Обладая прекрасной памятью, Остроградский помнил многие литературные и исторические произведения, прочитанные даже в ранней юности; он знал наизусть много стихотворений.



Остроградский любил быть на людях и когда бывал у себя в деревне, то часто либо сам ездил в гости, либо принимал гостей. В обществе он был находчивым, интересным и остроумным собеседником.



В 1831 Остроградский женился на Марии Васильевне Купфер. У них было трое детей: сын и две дочери. Остроградский любил играть со своими детьми и с детьми брата: он вместе с ними бегал, прыгал, придумывал им ласкательные имена.



Остроградский был высокого роста, полный, имел громкий голос. Его внешний вид был грозным, особенно после потери правого глаза. Это произошло от неосторожного обращения Остроградского с фосфорной спичкой во время второй поездки в Париж.



Лето 1861 Остроградский по обыкновению провёл в своей деревне Генераловке и много купался. Во время купания слуга брата заметил на спине Остроградского нарыв. Первая врачебная помощь была оказана врачом Коляновским. Была произведена операция. Но больному становилось все хуже и хуже. 20 декабря 1861 (1 января 1862) Остроградский скончался.



Источники:

Официальный сайт Омского университета



Брылевская Л. И. Миф об Остроградском: правда и вымысел //