Эдди ламперт эдвард ламперт биография :: Большая библиотека биографий

Эдди ламперт эдвард ламперт биография


Узнай как бросить сейчас! ПОКА НЕ ПОЗДНО..
Читать далее >>


Чтобы похудеть на 9 кг за 7 дней, нужно раз в день...
Читать далее >>


Уже через 3 дня вкус алкоголя станет отвратительным!
Читать далее >>


Эдди Ламперт:

Столь успешным Ламперта делает, в первую очередь, абсолютная оригинальность мышления и образа действий. Как отмечает Томас Тиш, являющийся партнером ESL с 1992 года, "Эдди не делает того, что делают 99% в мире хеджевых фондов". В частности, он, как правило, не играет на понижение, не торгует валютными или производными инструментами, не проводит операций с крупным левериджем. Ламперт предпочитает приобретать крупные доли в ведущих компаниях и сохранять их на протяжении длительного времени.

В ярком и противоречивом мире современных инвестиций Эдвард Ламперт - одно из тех имен, которые не могут оставаться незамеченными. История жизненного успеха 43-летнего миллиардера, чей метод, да и сама личность, представляют собой сплошные контрасты, может послужить увлекательным и, в своем роде, уникальным учебным пособием не только для начинающих инвесторов, но и для опытных рыночных игроков. Будучи "стоимостным" инвестором, Ламперт любит крупный риск; предпочитая оставаться в тени, он осуществляет сделки гигантского масштаба и водит дружбу со многими знаменитостями. Но, несмотря на все противоречия, ясным остается одно: если Ламперт и в дальнейшем будет вести игру столь же успешно, место в пантеоне великих инвесторов мира ему обеспечено.

Из своего маленького офиса в Гринвиче, штат Коннектикут, находящегося в незаметном четырехэтажном здании, Ламперт управляет $15-миллиардным хеджевым фондом ESL Investments. В нем занято всего около 20 человек (в основном аналитики, занимающиеся исследованием компаний), тогда как в другом хеджевом фонде подобного размера - а таковых на рынке очень мало - могли бы работать сотни людей. Если в большинстве подобных фирм шумно, как в торговом зале биржи, то Ламперт предпочитает тишину и "научную атмосферу". Безопасность стала ключевым словом в офисе ESL после того, как в 2003 году Ламперт пережил похищение и в течение почти двух дней оставался заложником. Ни на здании, ни даже на двери самой фирмы нет ни малейшего указания на то, что человек, находящийся за этой дверью, возможно, является новым Уорреном Баффетом (Warren Buffet).

За 18 лет существования ESL Investments среднегодовая доходность инвестиций составила 29%, что превышает показатель доходности Berkshire Hathaway Баффета за тот же период. Сам Ламперт уже стал богаче, чем Баффет был в его возрасте. В число наиболее известных клиентов его фонда входят, в частности, медиа-магнат Дэвид Джеффен (David Geffen), основатель компьютерного гиганта Dell Inc. Майкл Делл (Michael S. Dell) и сын создателя Loews Corp. Томас Тиш (Thomas Tisch). Джеффен, доверивший Ламперту $200 млн. в 1992 г., когда тому было всего 29 лет, утверждает, что, если бы он периодически не изымал деньги для диверсификации, то на сегодняшний день имел бы порядка $9 млрд. По словам Джеффена, Эдди принес ему "больше денег, чем все созданные и проданные компании вместе взятые".

Столь успешным Ламперта делает, в первую очередь, абсолютная оригинальность мышления и образа действий. Как отмечает Томас Тиш, являющийся партнером ESL с 1992 года, "Эдди не делает того, что делают 99% в мире хеджевых фондов". В частности, он, как правило, не играет на понижение, не торгует валютными или производными инструментами, не проводит операций с крупным левериджем. Ламперт предпочитает приобретать крупные доли в ведущих компаниях и сохранять их на протяжении длительного времени. При этом он инвестирует в компании, чьи активы оценивает выше текущей рыночной стоимости, что типично для "стоимостного" инвестора. По словам Гавина Абрамса (Gavin Abrams), работавшего в фонде аналитиком во второй половине 1990-х гг., Ламперт обладает буквально сверхъестественной способностью видеть, как различные инвестиции сочетаются друг с другом.

Выбор акций для Ламперта является своего рода "формой погружения". Прежде чем вложить деньги в компанию AutoZone Inc. (AZO), он в течение многих месяцев проводил кропотливое исследование бизнеса различных фирм, торгующих в розницу автомобильными запчастями, поручив аналитикам фонда посетить десятки и обзвонить сотни торговых точек под видом требовательных покупателей. Так же тщательно Ламперт подбирает и своих сотрудников. Бывший аналитик ESL Дэниел Пайк (Daniel Pike) вспоминает, как, прежде чем принять его на работу, Ламперт послал его в изматывающую месячную командировку по стране с посещением множества компаний (как раз в период покупки AutoZone), с целью проверить его способности.

Чтобы вкладчики не оказывали давления на фонд, настаивая на досрочной продаже активов, Ламперт требует от них инвестировать средства в ESL не менее чем на 5 лет, - тогда как в других хеджевых фондах минимальный срок инвестиций, как правило, составляет 1 год. Кроме того, Ламперт верит в то, что секретность является ключевым преимуществом при ведении операций на фондовом рынке. Поскольку ESL на сегодняшний день владеет очень крупными долями в ряде компаний, он обязан раскрывать информацию об активах. Однако Ламперт все еще отказывается обсуждать специфические характеристики портфеля фонда даже с собственными инвесторами. Он не делает исключений даже для самых крупных клиентов типа Джеффена, заявляя, что "правила есть правила, и они одни для всех".

Ламперта очень часто сравнивают с Баффетом. По мнению некоторых аналитиков, если кому-то суждено вслед за 75-летним "оракулом из Омахи" стать новым лидером в области инвестиционных идей, то это может быть только Ламперт. В судьбах и инвестиционных стилях двух финансовых магнатов действительно можно найти довольно много общего. Баффет создал свой инвестиционный фонд в возрасте 25 лет, и столько же было Ламперту, когда он основал ESL. Тогда, в 1962 г., Баффет начал со скупки акций текстильной компании, и к концу 1960-х гг. наличности оказалось достаточно для инвестиций в другие компании: сначала в страховую компанию в штате Небраска, затем в один из банков в Иллинойсе. К 1970 году он расформировал фонд, продав инвестиции и предложив партнерам на выбор наличность или акции Berkshire Hathaway. После покупки Лампертом розничной компании Kmart многие инвесторы решили, что он может сделать нечто подобное, использовав приобретение как инструмент для новых вложений (что и произошло при поглощении Sears) и сохранив хеджевый фонд ESL для более ранних инвестиций или расформировав его путем продажи активов. Насколько эти предположения близки к реальности, покажет время.

В течение многих лет Ламперт очень внимательно изучал деятельность Баффета, читая и перечитывая его книги и анализируя сделки методом "разворачивания вспять". Так, рассматривая покупку Баффетом страховой компании GEICO, Ламперт изучил годовые отчеты этой компании за несколько предшествующих лет. По его словам, ставя себя на место Баффета, он старался понять, почему тот совершил данную сделку, и это было "частью учебного процесса". В 1989 году Ламперт отправился в Омаху, встретился с Баффетом и в течение 90 минут задавал ему вопросы о его инвестиционной философии.

Подобно Баффету, Ламперт считает себя инвестором "стоимости". Оба построили свое состояние на нескольких капиталовложениях, казавшихся малопривлекательными другим инвесторам. Оба магната предпочитают инвестировать в инструменты, цена которых достаточно низка, стремясь обезопасить себя на случай неудачи. Они вкладывают средства в относительно небольшое число компаний, известных им во всех деталях в результате тщательных исследований. Как Баффет, так и Ламперт ориентируются на зрелые компании, чей бизнес легко поддается пониманию и которые обладают значительным потоком наличности. Оба обращают основное внимание на способность компании генерировать большое количество наличности в долгосрочном периоде, поэтому ни тот, ни другой не испытывают серьезных проблем из-за роста и падения прибылей или колебаний цен акций.

Так же как в свое время Баффет, Ламперт постепенно переходил от миноритарных долей, не гарантировавших его влияние на компанию, к получению контрольных пакетов акций. По словам Ламперта, "в позиции контроля способн

Ость создавать стоимость растет экспоненциально". При этом нет ничего, что Ламперт контролировал бы с большей тщательностью, чем расходы. В этом отношении он даже более "одержим", чем Баффет: каждый инвестируемый доллар должен способствовать повышению доходности. Поэтому контролируемые им компании чаще используют наличность для обратного выкупа акций, чем для увеличения капитальных затрат. По словам руководителей этих компаний, Ламперт всегда в мельчайших подробностях обсуждает с ними предстоящие расходы и выгоды, которые в результате получит бизнес.

Как и Баффет, Ламперт стремится работать в одной команде с руководством компаний, в которые он вкладывает деньги, строить отношения с ведущими менеджерами на основе партнерства и оказывать непосредственное влияние на принятие решений относительно методов ведения бизнеса. Однажды инвестировав в какую-либо компанию, ESL Investments постоянно сохраняет с ней тесный контакт.

Несмотря на многочисленные общие черты, Ламперт вовсе не является и не стремится быть повторением Баффета. Если Баффет в основном инвестирует в компании с успешно развивающимся бизнесом и высоким качеством менеджмента, то Ламперт в большей степени ориентирован на более слабые, плохо управляемые компании. По его мнению, они способны принести более значительную отдачу, если произвести нужные изменения. Результатом такого подхода является то, что Ламперт намного теснее работает с руководителями компаний, чем Баффет, предпочитающий не вмешиваться в дела менеджмента, и нередко проявляет в отношениях с ними гораздо большую жесткость.

Эта его черта проявилась еще в конце 1990-х гг., когда он стал аккумулировать акции AutoZone. После того как доля его фонда достигла 15,7%, Ламперт в 1999 году получил место в правлении компании и начал оказывать давление на высших менеджеров. Последние пытались ограничить его влияние, но Ламперт оказался слишком "крепким орешком", и главный исполнительный директор Джон Адамс (John C. Adams Jr.) вскоре подал в отставку. Классическим примером стиля работы Ламперта может также послужить реорганизация Kmart, а затем Sears.

Инвестиционные "пути" Ламперта и Баффета скрестились в начале 1990-х гг. В 1989 и 1990 гг. Баффет приобрел 19,9-процентную долю в компании PS Group, чей ключевой бизнес по лизингу самолетов находился в застое. Он совершил эту сделку из-за многообещающего нового подразделения по вторичной переработке металлов, но подразделение не смогло справиться с проблемами. Эта сделка привлекла Ламперта. После того как акции PS Group упали, Ламперт стал скупать их в 1993 году по очень низким ценам, привлеченный стоимостью воздушного парка компании, и довел свою долю до 19,7%. Как вспоминает Лари Гуск (Larry Guske), вице-президент PS Group по финансам, Баффет остался в стороне, тогда как Ламперт, считая, что у компании нет будущего, продолжал убеждать ее руководство продать активы и выплатить дивиденды. В результате он удвоил свои вложения, а Баффет потерял около трети инвестиций, поскольку заплатил за акции гораздо больше их последующей стоимости. Таким образом, в данном случае ученик опередил своего учителя.

Ламперт считает Баффета своей ролевой моделью, признавая, что сравниться с ним очень трудно. С 1965 года, когда Баффет получил контроль над Berkshire Hathaway, среднегодовая доходность инвестиций составляла 25%. Это несколько меньше среднего показателя ESL, достигающего 29%, однако Баффету удается добиваться высоких показателей на протяжении гораздо более длительного периода. Ламперт указывает, что "инвестиции Баффета выдержали проверку временем". Он знает, что такая проверка предстоит и ему, - и готов к испытаниям.

Если жизненный путь Баффета послужил путеводной нитью для Ламперта, то и биография последнего, несмотря на его сравнительную молодость, также может оказаться весьма интересной для современных инвесторов и преподать им немало серьезных уроков. Недаром портфельный менеджер Ричард Рейнуотер (Richard E. Rainwater), в свое время ставший одним из наставников Ламперта в мире инвестиций, уже сейчас говорит о нем как о "величайшем инвесторе его поколения".

Будущий миллиардер родился 19 июля 1962 года в городе Рослин, штат Нью-Йорк. Его отец был адвокатом в Нью-Йорк Сити, но он умер в возрасте 47 лет от сердечного приступа, не оставив практически никаких сбережений. Семья оказалась в трудном финансовом положении, и мать Эдди была вынуждена устроиться работать клерком. Друзья Ламперта считают, что смерть отца, подействовавшая на него как шок, стала тем мощным толчком, который заставил его с неукротимой энергией стремиться к жизненному успеху. 14-летний мальчик, по словам матери, "сразу стал мужчиной". Он осознал, что отныне ему придется всего добиваться самому и нести ответственность за мать и младшую сестру. В свободное от школы время он постоянно подрабатывал на различных складах, что не помешало ему хорошо учиться и активно заниматься спортом.

Интерес к фондовому рынку в Эдди впервые пробудила бабушка, которая была постоянным зрителем телепередачи Wall Street Week и вкладывала деньги в акции таких компаний, как Coca-Cola, приносившие большие дивиденды. По словам школьного приятеля Ламперта, в девятом классе он не только смотрел с приятелями футбольные матчи, но и читал корпоративные квартальные отчеты и серьезную финансовую литературу.

В Йельском университете, куда Ламперт поступил, собрав воедино финансовую помощь, студенческий кредит и сбережения от летней работы, он выделялся редкой целеустремленностью и огромными познаниями в сфере инвестиций и финансов. Будучи членом университетского инвестиционного клуба, он предлагал сделки, поражавшие других студентов уровнем сложности, включая арбитражный операции. Тогда же Ламперт начал искать наставников, способных дать стимул его карьере. В последние три года учебы он работал ассистентом по исследованиям профессора Джеймса Тобина (James Tobin), получившего Нобелевскую премию по экономике в 1981 году. Другими наставниками, оказавшими огромное влияние на формирование взглядов и стиля работы Ламперта, позже стали будущий министр финансов, а ныне вице-председатель правления Citigroup Роберт Рубин (Robert Rubin) и управляющий фондом Ричард Рейнуотер (Richard Rainwater).

Получив степень по экономике в 1984 году, Ламперт убедил Рубина, работавшего в тот период в инвестиционном банке Goldman Sachs, принять его в управление по оценке рисков. По мнению самого Ламперта, работа в управлении, заключавшаяся в оценке перспективности только что объявленных крупных сделок поглощения и принятии решений о транзакциях стоимостью в миллионы долларов - иногда в течение считанных минут, - сформировала его как инвестора. Он научился чрезвычайно быстро анализировать риск, даже обладая неполной информацией, и понял, что в инвестиционном мире "решения постоянно принимаются в условиях неопределенности".

Даже в столь "горячей" области, как оценка рисков, Ламперт выделялся независимым стилем мышления. Так, летом 1987 года, незадолго до октябрьского рыночного краха, он утверждал, что акции переоценены, указывая на высокий уровень долгосрочных процентных ставок, в результате чего управление перед кризисом сократило долю активов в акциях на 30%. Проведя в Goldman Sachs четыре года, Ламперт ушел оттуда в возрасте, в котором сотрудники обычно начинают там работать. В 25 лет он решил, что не хочет зарабатывать деньги для кого-то другого. Рубин, удивлявшийся его уверенности в себе, независимости и дисциплине, тем не менее полагал, что Ламп