Лжедимитрий ii :: Большая библиотека биографий

Лжедимитрий ii


Узнай как бросить сейчас! ПОКА НЕ ПОЗДНО..
Читать далее >>


Чтобы похудеть на 9 кг за 7 дней, нужно раз в день...
Читать далее >>


Уже через 3 дня вкус алкоголя станет отвратительным!
Читать далее >>


Лжедимитрий II - второй самозванец Смутного времени, принявший имя сына Грозного, Димитрия. Вслед за гибелью первого Лжедимитрия в Москве и по городам пошли слухи, что ""царю Димитрию"" удалось спастись от заговорщиков-бояр. Меры, принятые царем Василием (Шуйским) для прекращения этой нар одно й молвы, не имели успеха. Слухи поддерживались и распространялись некоторыми видными лицами, близкими к убитому, между прочим бежавшим в Польшу М. Молчановым и сосланным при Шуйском на воеводство в Путивль князем Григорием Шаховским. Под рукой послед него в Север ской Украине, не так давно принимавшей шедшего из Польши ""царевича Димитрия"", стали соби рать ся отряды для защиты прав свергнутого Шуйским царя и под предводительством Болотникова пошли к Москве. После неудачи последнего под столицей, летом 1607 г., появился человек, решившийся взять на себя роль царя Димитрия.

Сведения о его происхождении настолько разнообразны, против оречивы и голословны, что прошлое его остается совершенно неизвестным; можно только, в виду хорошего знания им церковных книг, заключать, что он был из духовных по рождению или службе. Народ дал этому сознательному обманщику меткое прозвище ""Вора"", с которым он и перешел в историю. Первым более достоверным фактом его биографии является задержание его по подозрению в шпионстве в зарубежном, польском тогда местечке Пропойске. Назвавшись Нагим, скрывающимся от мести Шуйского родственником убитого царя Димитрия, он выпросил себе пропуск на Русь. Явившись около 12 июня 1607 г. в Стародуб, ""Нагой"", сам и через товарища, называвшегося Рукиным, распускал по округе слухи о существовании царя Димитрия, а когда, в августе, представители Путивля и жители Стародуба, возбужденные этими слухами, требовали, угрожая ему пыткой, указать им царя, сам объявил себя Димитрием и был сразу торжественно признан. Ближайшие города перешли на сторону давно жданного царя.

Один из поверивших Вору стародубцев пожертвовал жизнью за ""Димитрия"", явившись в лагерь Шуйского под Тулой с обличением царя в похищении престола. Грамоты Вора и слухи быстро распространялись по Руси и Польше, и к нему потянулись ратные люди. Мало похожий на первого самозванца, грубый и развратный, Вор не мог возбуждать доверия или симпатии у близко соприкасавшихся с ним, особенно у видевших или знавших его предшественника; для большинства собравшихся к нему он был только знаменем, под которым можно было добиваться тех или иных личных целей, и при неудаче или неприятности его так же легко оставляли, как и присоединялись.

Слабовольный и трусливый, не умевший подчинять и руководить, он сделался игрушкой более крупных вождей сошедшихся к нему отрядов. В сентябре насчитывавшая до 3 тысяч человек рать Вора, имея во главе избранного гетманом Меховецкого, двинулась к Оке, очевидно - на помощь Болотникову. В средине октября воеводы Вора уже занимали Крапивну, Дедилов, Епифань, но известие о сдаче Тулы (10 октября) заставило его поспешно отойти на юго-запад, к Карачеву. Отсюда, боясь за себя, он скрылся от своевольных и чем-то обиженных им поляков в Орел, но был отыскан и возвращен к войску. Все еще опасаясь преследования со стороны Шуйского, Лжедимитрий и от Карачева продолжал уходить малыми дорогами все дальше к границе, встречая на пути новые шедшие к нему отряды поляков. Царь Василий не сумел завершить победы и поспешил в столицу праздновать взятие Тулы.

Лжедимитрий собрался с силами и в ноябре снова двинулся к Оке. Испытав неудачу под Брянском, он остановился на зиму в Орле, куда к нему привел 5 тысяч донцов еще в Стародубе присоединившийся к нему Заруцкий, и с 4 тысячами поляков явился служить Р. Рожинский, который был вместо Меховецкого избран гетманом. Весною 1608 г. Лисовский и Заруцкий с казаками были посланы на восток поднимать против Шуйского украинные, польские и рязанские города, а главные силы с Рожинским двинулись к Москве. Одно войско царя Василия было разбито при Болохове; в другом (на реке Незнани), обойденном Рожинским, оказалась ""шатость"" в воеводах, и его пришлось отозвать. В начале июня Вор был уже под Москвой и расположился лагерем в Тушине (к северо-западу от Москвы), от которого получил название Тушинского.

Взять Москву не удалось, и Тушино стало временной столицей ""царя Димитрия"". В сентябре у него была уже и царица - Марина, вдова первого Лжедимитрия. Для них был создан дворцовый штат, по образцу московского. Сложилась в Тушине и своя боярская дума, состоявшая не только из ""худородных"" сторонников Вора, вроде Заруцкого, Иван а Наумова, Федор а Андронова, Михаил а Молчанова, но и некоторых родовитых людей, отъехавших в Тушино от Шуйского, как князья Трубецкие, Михаил Салтыков, родственники и свой ственники Романов ых - князья Сицкий и Черкасский, Иван Годунов и другие. Были устроены и приказы, во главе которых стояли такие опытные дельцы, как П. Третьяков, И. Чичерин, И. Грамотин, Д. Сафонов.

Имелся в Тушине и свой патриарх, еще не посвященный, но уже ""нареченный"", от имени которого рассылались грамоты по духовным делам. Это был митрополит ростовский Филарет (в миру Федор Николаевич Романов), захваченный в плен в Ростове, но в Тушине живший на свободе и в почете. Под властью Тушинского правительства оказалась обширная территория. Из крупных центров только Смоленск на западе, Коломна, которую все же успел ""выграбить"" Лисовский, и Переславль-Рязанский ( Рязань ) - на юге, Нижний и Казань - на востоке остались верны царю Василию; к ним, после краткого периода колебаний, присоединился еще Новгород.

Незатронутое смутой Поморье не решалось определить свою позицию. Центр и юг признали Димитрия. Однако тушинцам не удалось перехватить все дороги в Москву и совсем ее изолировать.

В столицу прорывались обозы с хлебом и воинские люди; из нее шли воззвания в пользу царя Василия и веры православной, попираемой ""латынами"" и ""ворами"", оказывавшие воздействие на колеблющихся. Троице-Сергиева обитель, мужественной обороной приковавшая к себе значительные силы тушинцев, являла православным пример патриотического образа действий. Жестокости и насилия тушинских воевод, усиленно выколачивавших разные сборы с населения больше для собственного кармана, чем для государевой казны, переполнили чашу терпения. К концу 1608 г. в приволжских и заволжских местах началось восстание против Тушина, опиравшееся на Нижний и Казань - с одной стороны, Поморские города, ставшие теперь за порядок и царя против ""воров"", - в другой.

Оно было поддержано двигавшимся от Новгорода со вспомогательным шведским отрядом (по договору, заключенному в конце февраля 1609 г.) Скопиным-Шуйским и подходившими по Волге к Казани отрядами усмирившего астраханскую смуту Шереметев а. Тушинцы терпели поражения и принуждены были кружиться по разоренному уже ими краю, не будучи в силах прорваться на север. В октябре 1609 г. Скопин-Шуйский занял Александрову Слободу, куда вскоре пришли Шереметев и другие воеводы. Положение Тушина стало критическим.

В то же время Сигизмунд осадил Смоленск, вызвав тем большое недовольство в тушинских поляках, считавших Русь своей добычей. В Тушино явились королевские посланцы, звавшие поляков и русских на службу к Сигизмунду. Вор видел, что в начавшихся спорах и торгах из-за вознаграждения меньше всего думают о нем, и бежал, переодетый, в начале января 1610 г., в Калугу, куда вскоре за ним последовала и Марина, безуспешно пробовавшая агитировать за него в Тушине.

Только казаки, и то не все, последовали за ""царем Димитрием""; даже его боярин Заруцкий перешел с частью донцов на службу к королю. Из знатных тушинцев лишь немногие приехали в Калугу ( например, Трубецкие); поляки частью пошли под Смоленск, частью, как Сапега, заняли независимое положение. Вор остался почти без войска и без приверженцев; но неудача войск Шуйского в бою с Жолкевским под Клушиным окрылила его надежды. он двинулся к Москве, и его сторонники, предложив москвичам низложить обоих царей и выбрать вместе нового, сыграли роль в свержении Шуйского. Но вместо Димитрия столица присягнула Владиславу ; Вор, под натиском Жолкевского, принужден был вернуться в Калугу, где в пьянстве и охоте проводил последние дни. Недовольство корыстной политикой Сигизмунда давало почву для новых попыток Вора.

В столице были пойманы какие-то его агитаторы; в сношениях с ним обвиняли видных бояр, но дальше дело не пошло. 11 декабря 1610 г. Вор был убит на охоте татарином Урусовым, мстившим за казнь Касимовского царя. - Особой монографии о Лжедимитрии II нет; см. общие труды по истории Смуты, особенно ""Очерки по истории Смуты"" С. Ф. Платонова, а также Pierling ""La Russie et le S. Siege"" (т. III, 1901; русский - довольно небрежный перевод под заглавием ""Димитрий Самозванец "", М., 1912) и статью П. Г. Васенко в ""Русском Биографическом Словаре"".

П. Л.