Людмила касаткина - биография актрисы из укротительницы тигров часть 7 :: Большая библиотека биографий

Людмила касаткина - биография актрисы из укротительницы тигров часть 7


Узнай как бросить сейчас! ПОКА НЕ ПОЗДНО..
Читать далее >>


Чтобы похудеть на 9 кг за 7 дней, нужно раз в день...
Читать далее >>


Уже через 3 дня вкус алкоголя станет отвратительным!
Читать далее >>


Каждый раз Касаткина «взрывала» характер своих героинь изнутри, обнаруживая за внешней простотой невиданную внутреннюю силу и цельность натуры, душевную красоту и героизм. Не случайно роли, сыгранные актрисой, перерастали рамки художественного явления, обретая общественно-политическое значение. Такой была обаятельная и трогательная подпольщица Аня Морозова из первого отечественного многосерийного телефильма Сергея Колосова «Вызываем огонь на себя», снятого в 1965 году. «Может быть, сериал Сергея Колосова не сопровождался бы таким оглушительным успехом, не раскройся в нем одна из удивительных особенностей актерского и человеческого дарования Касаткиной – ее вера в высшие духовные способности человека, в подвижничество, как потребность защитить справедливость и добро» - писала Д. Абрамова в газете «Вечерняя Москва». Эта картина, как и многие другие работы режиссера Сергея Колосова, была в основе документальна. Аня Морозова, подпольщица на Брянщине, действительно существовала. Это был уникальный случай в истории Великой Отечественной войны – после фильма реальной партизанке было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Нечто подобное случится спустя 20 лет и с картиной Сергея Колосова «Мать Мария».

В 1959 году в ЦТСА состоялась премьера пьесы начинающего драматурга Зори Дановской «Любка-Любовь» постановки Б. Львова-Анохина. В роли Клавы в этом спектакле Касаткиной удалось найти (прежде всего при помощи талантливого хореографа Анны Федоровны Кобзевой, поставивший психологический танец-монолог) своеобразный ключ к пониманию образа и драмы простой деревенской девушки. Эта роль стала рывком в ее сценическом развитии и открывала дороги к новым работам. Начиная с 1959 года, репетиции и премьеры шли «потоком». В сезоне 1960-1961 года у Касаткиной вышло две премьеры в постановке нового главного режиссера ЦТСА Александра Леонидовича Дунаева: «Океан» А. Штейна (роль Ани) и «Игра без правил» Л. Шейнина (роль Эрны Бринкель). Зрители, критика и печать особенно тепло приняли ее роль Анечки из спектакля «Океан». Одна из наиболее дорогих актрисе работ тех лет – Нила Снижко в «Барабанщице», поставленной в 1962 году А. Салынским. После «Барабанщицы» Касаткина сыграла бывшую узницу фашистского концлагеря Любу Василькову в пьесе «Объяснение в ненависти» в 1964 году, и судовую кухарку Мань в пьесе «Дикий капитан». Еще в 1959-60 годах Сергей Колосов начал поиски чеховского произведения, которое наиболее близко бы отвечало творческой индивидуальности Людмилы Касаткиной. Так родилась мысль о «Душечке», поставленной в 1966 году. После поездок с премьерным показом «Вызываем огонь на себя» они жили только Чеховым – его пьесами, рассказами, письмами, сценическими историями его постановок. Особенностью работы над этой картиной было удивительно быстрое и глубокое постижение Касаткиной сути образа «Душечки». В ее Оленьке нет ни лжи, ни цинизма, ни двоедушия. Но есть непринятие одиночества, есть тоска, глухая, страшная тоска, которая как бы отрезала ее от мира.

Есть среди киноработ Людмилы Касаткиной была роль Марии Захарченко в фильме «Операция «Трест», созданного по мотивам романа Л. Никулина «Мертвая зыбь». Четырехсерийная картина Сергея Колосова, вышедшая на экраны в 1968 году, была посвящена борьбе ЧК с белой эмиграцией. Фильм не стал прямой экранизацией романа, но в него был включен значительный объем документального материала, что сделало картину исторически и психологически точной.

Людмила Касаткина подходила к ролям как исследователь, изучала материалы и документы, вживалась в колорит эпохи. Она рассказывала: «Освенцим. Может быть, самое страшное место на земле. Город даже потерял свое имя. Освенцимом стали называть уже не город, а концентрационный лагерь, самый первый и самый ужасный среди гитлеровских концлагерей». Именно здесь Сергей Колосов снял в 1975 году одну из своих лучших картин «Помни имя свое», получившую множество призов и наград на самых престижных международных конкурсах и фестивалях. И неизменно на всех этих конкурсах приз за лучшую женскую роль получала Людмила Касаткина, которая рассказывала: «Колосов понимал, что никакие репетиции не помогут мне сыграть эту роль – роль женщины, перенесшей ужас Освенцима, где погибли сотни тысяч невинных людей, где у нее отняли ребенка, – так, как окружающая атмосфера. И тогда он попросил, чтобы нас поселили не в гостинице при Музее Освенцима, а в центре старого лагеря – в кабинете его бывшего коменданта, оберштурмбаннфюрера СС Рудольфа Гесса, повешенного в 1947 году. Там находилась резная деревянная мебель: большой стол для заседаний, два дивана, шкаф, скамьи. И самое жуткое – окно, за которым были видны сторожевые вышки и кирпичные здания, в которых прежде содержали заключенных. Каждое утро мы просыпались, и сквозь медленно рассеивающийся туман (по утрам там всегда стоял туман) начинали проступать контуры вышек, кирпичных стен тюремных блоков и мрачное небо. Казалось, что на вышке вот-вот появится часовой и откроет огонь».

Критика единодушно отмечала потрясающую игру Людмилы Касаткиной. Указом Президиума Верховного Совета СССР в 1975 году ей было присвоено звание Народной артистки СССР, а в конце 1975 года фильм получил Государственную премию РСФСР имени братьев Васильевых. Вместе с Людмилой Касаткиной, Сергеем Колосовым и Михаилом Карташовым премией отмечены и их польские коллеги – оператор Богуслав Лямбах и артист Тадеуш Боровски, игравший взрослого Генека. Это был первый случай, когда эта премия присуждалась иностранцам.

Непростой оказалась для Сергея Колосова и Людмилы Касаткиной работа над картиной «Мать Мария» в 1982 году, где Людмила Касаткина сыграла главную женскую роль – русской эмигрантки поэтессы Елизаветы Юрьевны Кузьминой-Караваевой, принявшей в монашестве имя Мария и во время фашистского нашествия ставшей активным борцом французского Сопротивления. После официальной премьеры картины в Париже, вернувшись в Москву, Сергей Колосов написал в правительство СССР письмо с предложением наградить посмертно мать Марию и еще нескольких русских – активных участников антифашистской борьбы во Франции. Награждение состоялось в 1985 году. Мать Мария посмертно была удостоена ордена Отечественной войны II степени, а ее произведения изданы на родине.

Несмотря на успешную кинокарьеру, Людмила Касаткина считала себя театральной актрисой: «Я люблю театр больше, чем кино. Конечно, в каждой ленте есть кусочки, оплаченные твоими нервами, твоей кровью. Но... когда сидишь в зале кинотеатра, тебя охватывает панический ужас: здесь неточно сыграно. Теперь понятно, как надо сыграть, но сделать уже ничего нельзя! Театр дарит актеру счастье искать всегда, каждый день. Театр – это ежедневный экзамен, и ты обречен на провал каждый раз, когда твое сердце, твои нервы промолчат, когда ты на минуту позволишь себе подумать, что можно механически повторить то, что было найдено вчера. Театр дарит счастье вечно искать путь к правде. За эту трудную близость с правдой человеческой жизни я навсегда люблю театр».

За полвека Людмила Касаткина сыграла роли в 60 спектаклях родного театра. Многие из исполненных ею ролей получили самую высокую оценку, игрались сотни раз, шли в репертуаре по 10-15 лет. И каждой героине Людмила Ивановна отдавала частицу своего сердца, каждый характер лепила из того, что ей подсказывали чувства и талант. Одна из самых любимых ролей Людмилы Касаткиной – Лейди Торренс в пьесе Теннесси Уильямса «Орфей спускается в ад», поставленной на сцене ЦТСА в 1978 году Александром Бурдонским. Спектакль прошел более трехсот раз при постоянных аншлагах, а в 1986 году был снят на пленку и по сей день демонстрируется на разных каналах телевидения.

Одной из последних ролей актрисы стала странная миссис Сэвидж в одноименном спектакле по пьесе Джона Патрика – пьесе, в которой некогда блистали выдающиеся актрисы Фаина Раневская, Любовь Орлова, Вера Марецкая и Людмила Шапошникова. Поставил этот спектакль Сергей Колосов. Людмила Касаткина играла более 15 лет в спектакле «Шарады Бродвея», поставленном А. Бурдонским по сценарию фильма «Все о Еве». Спектакль с неизменным аншлагом прошел более 350 раз, и все она сыграла без дублерши.

Невозможно не вспомнить и о преподавательской деятельности Людмилы Касаткиной. В 1979 году вместе с Сергеем Колосовым на актерском факультете ГИТИСа они создали творческую мастерскую, которая просуществовала 12 лет и дала профессиональной сцене десятки молодых интересных актеров.

Среди них были артисты В. Клементьев, С. Габриэлян, Е. Добровольская, И. Бякова, А. Богарт, Р. Радов, М. Богдасаров, Ж. Балашова и А. Иванов. Со своими учениками Людмила Касаткина и Сергей Колосов поставили спектакли «Сон в летнюю ночь» (первый выпуск) и «Блэз» (третий выпуск). Колосов и Касаткина всегда были рядом, на протяжении многих десятилетий у них была особая духовная связь, которая не прерывалась ни на миг.

На протяжении долгих лет Людмилу Ивановну мучил бронхит. Она беспрерывно курила и со свойственной ей легкостью относилась к своему здоровью. В мае 2011 года Людмила Ивановна была госпитализирована в ЦКБ с острой пневмонией, врачи опасались за ее жизнь и долгое время не давали никаких прогнозов. Ко всем неприятностям со здоровьем добавился тяжелый недуг – синдром Альцгеймера. Туда же в ЦКБ был госпитализирован и 90-летний Сергей Колосов с обширнейшим инсультом. 11 февраля 2012 года Сергей Николаевич скончался, не приходя в сознание. 15 февраля в Траурном Зале ЦКБ тяжелобольная Людмила Ивановна простилась с мужем. «Последний раз с мамой я виделся на похоронах отца, еще 11 февраля, - рассказал Алексей Колосов, - мы ее привозили из больницы в морг, чтобы она смогла попрощаться с отцом, пока не собралось много народу». Как говорил Алексей Колосов, в день похорон отца болезнь словно отступила от матери. «Папина смерть послужила главной причиной быстрого ухода мамы, - рассказывает Алексей Колосов, - на протяжении нескольких десятилетий у них была особая духовная связь, они по-особому воспринимали друг друга. Когда папа ушел, он быстро позвал ее к себе. Наверное, это хорошо в каком-то смысле, без него ей пришлось невероятно тяжело».

Людмила Касаткина умерла 22 февраля 2012 года, через 11 дней после смерти своего мужа Сергея Колосова.

Актриса была похоронена с воинскими почестями рядом с мужем Сергеем Колосовым на Новодевичьем кладбище.

Печальную церемонию организовала военная комендатура Москвы. Около входа в театр, в фойе и на сцене, где был установлен гроб, замерли солдаты почетного караула. На больших экранах рядом с театром демонстрировали фотографии лучших ролей актрисы, а в холле была устроена экспозиция сценических костюмов Людмилы Ивановны.

Все, кто знал Людмилу Касаткину, был очарован ее удивительным праздничным обаянием. Она всегда была энергетическим центром сцены, семьи, любой компании, ее коллекции анекдотов и умению их «сыграть» завидовал даже Юрий Никулин, общаться с ней можно было бесконечно. Она была интересным и умным собеседником, долгие годы, несмотря на болезнь, находилась в прекрасной творческой и спортивной форме. Каждый день ее был расписан по минутам. Но это ли не счастье для актрисы – быть нужной людям до самого последнего своего дня…

Источник: chtoby-pomnili. com