Людмила гурченко жизнь как мюзикл :: Большая библиотека биографий

Людмила гурченко жизнь как мюзикл


Узнай как бросить сейчас! ПОКА НЕ ПОЗДНО..
Читать далее >>


Чтобы похудеть на 9 кг за 7 дней, нужно раз в день...
Читать далее >>


Уже через 3 дня вкус алкоголя станет отвратительным!
Читать далее >>


Однажды тихие харьковские улочки надоели юной Людмиле Гурченко. Она бросила отчий дом и, не задумываясь, шагнула в водоворот столичной жизни. Именно жадность до жизни руководила актрисой, когда она покидала родной город, поступала во ВГИК, делала первые шаги в творчестве и тогда, когда стала купаться в плеске аплодисментов. 

Людмиле Марковне удалась первая же роль. Снятая в 1956 году музыкальная комедия режиссера-дебютанта Эльдара Рязанова «Карнавальная ночь» сделала студентку ВГИКа символом поколения. Символом свободной счастливой советской молодежи. Красавица с осиной талией и искрящимся взглядом очаровала буквально всех зрителей. И уже много лет спустя, на презентации ее компакт-дисков, один сотрудник ЦТ заявит ей: «Вас ведь никто не любит. Кроме народа».

Именно в то время Гурченко стала любимой актрисой миллионов. За «Карнавальной ночью» последовал целый ряд фильмов, которые показали ее как многоплановую актрису. Музыкальная комедия «Девушка с гитарой». Мелодрама «Гулящая». Несколько драм, в том числе и военная «Роман и Франческа». Фарс «Женитьба Бальзаминова».

Молодые, тонко чувствующие героини создавали иллюзию, что Гурченко играет саму себя. Но это – лишь обман. Ловкий актерский блеф. «Была ли у меня молодость, беззаботная и розовая, как должно быть в 20? Нет, я уже никогда не была молодой. Только притворялась. Носила маску жизнерадостной девушки», – напишет позже Людмила Марковна.

Тем не менее большой кинематограф не принимал молодую актрису. И только семидесятые годы принесли Людмиле Марковне настоящий триумф. Мелодрама «Старые стены», в которой она сыграла директора ткацкой фабрики, получила Государственную премию РСФСР, а сама Гурченко – звание ведущей актрисы советского кино. Роли шли одна за другой, но в прессе стали мелькать намеки на то, что Гурченко задержалась в одном образе.

Так восьмидесятые стали испытанием для актрисы. Это было время выхода из привычного амплуа, эксперименты с драматическими ролями. «Любимая женщина механика Гаврилова» и, в особенности, «Вокзал для двоих» стали одними из лучших ее работ. Не зря Людмила Марковна всю жизнь хранит у себя письмо из лагеря: «Людочка! Я бугор, меня все уважают и боятся. Недавно в библиотеке увидел Ваш портрет на обложке. На шейке у Вас фуфло, а вот в ушках вещица стоящая. Я в этом разбираюсь – за это и получил свое. Решил, как выйду, первой очищу Вас. А тут завезли к нам "Вокзал для двоих". Смотрел два сеанса подряд, ночь не спал, думал о Вас. Кровью, кровью и потом зарабатываете себе на жизнь. И вот что я решил – живите спокойно. И всем своим наказал, чтоб порог Вашего дома не переступали. Уважающий Вас и Ваш труд Леонид».

В девяностые годы Гурченко мало снималась, очень осторожно подходила к выбору роли. И все чаще и чаще повторяла свои прежние образы... Но останавливаться в развитии не в ее правилах. Так, чтобы открыть новые грани своего таланта, Людмила Марковна обратилась к антрепризному театру.

Личная жизнь актрисы богаче, сложнее и драматичнее любой роли. В ней хватало и разочарований, и обид, и сокрушительной любви. Гурченко - актриса, женщина, у которой не рубцуются раны, которая не прощает предательства и не забывает предателей. Но и это все не важно. Недаром Людмила Марковна не раз признавалась, что ничего ей не надо, кроме команды «Мотор!» и того состояния блаженства, когда роль начинает раскрываться и позволяет актеру понять себя.

Она играет в кино, играет в жизни. Не показывает себя настоящей ни любопытствующим, ни искренне любящим. Порой резка, порой неудержима. И понимаешь, что возведшая игру в смысл жизни, она никогда и ни при каких обстоятельствах не могла стать никем, кроме актрисы... Жизнь как преувеличение, жизнь как грандиозный бродвейский мюзикл.

Дарья Печорина
"Наш Фильм - журнал о российском кино"